Российский Государственный Гуманитарный УниверситетЛитературная премия Русский БукерРадиостанция Эхо МосквыНовостной портал polit.ru
Новости
О премии
Архив
Список романов
Контакты

Сайт студента РГГУ

"Студенческий Букер" - 2006

7 декабря 2006

ПРОЕКТ "СТУДЕНЧЕСКИЙ БУКЕР - 2006"

Премия "Студенческий Букер" учреждена в июле 2004 года фондом "Русский Букер" и Центром новейшей русской литературы Российского государственного гуманитарного университета при поддержке компании Atlantis Communications. В 2005 году к проекту присоединились студенты и аспиранты Санкт-Петербургского государственного университета, а в 2006 году - студенты и аспиранты факультета журналистики МГУ. Информационную поддержку премии предоставили радиостанция "Эхо Москвы" и интернет-издание "Polit.ru". Координатор проекта директор Центра новейшей русской литературы РГГУ, литературный критик Д.П. Бак, куратор петербургской части проекта преподаватель филологического факультета СПбГУ, руководитель специализации "Литературная критика и редактирование" С.В. Друговейко-Должанская.

Проект "Студенческий Букер - 2006" был реализован в два этапа. На первом - студенты и аспиранты приняли участие в конкурсе на лучшее эссе об одном из современных русских романов, вошедших в длинный список премии "Русский Букер - 2006". Эссе одновременно являлись номинациями для включения романов в "длинный список" премии "Студенческий Букер - 2006".

24 октября были названы пять победителей первого этапа проекта:

1. Агапова Камилла. РГГУ, ИФИ, 1 курс, филология.
2. Аналбаева Анна. РГГУ, ИФИ, 1 курс, филология.
3. Коробейников Сергей. СПбГУ, филологический факультет, аспирант.
4. Крючкова Александра. РГГУ, ИФИ, 1 курс, филология.
5. Панченко Федор. РГГУ, философский факультет, 5 курс.

В этот же день был оглашен длинный список премии "Студенческий Букер". В него, согласно регламенту, вошли все романы, номинированные участниками первого этапа реализации проекта.

1. Аксенов В. Москва-ква-ква.
2. Алешковский П. Рыба.
3. Арабов Ю. Флагелланты.
4. Галина М. Хомячки в Эгладоре.
5. Гривнина И. Генеральская дочь.
6. Есин С. Марбург.
7. Крусанов П. Американская дырка.
8. Латынина Ю. Ниязбек.
9. Новикова О. Убить?
10. Носырев И. Карта мира.
11. Поляков Ю. Грибной царь.
12. Попов В. Горящий рукав.
13. Прилепин З. Санькя.
14. Рубина Д. На солнечной стороне улицы.
15. Славникова О. 2017.
16.Слаповский А. Заколдованный участок.
17. Соболев Д. Иерусалим.
18. Трифонова О. Сны накануне.
19. Черчесов А. Вилла Бель-Летра.
20. Шадрин Н. Одиссея Злобина.
21. Шенбрунн С. Пилюли счастья.

Второй этап реализации проекта "Студенческий Букер" начался с оглашения состава студенческого жюри, в которое вошли студенты и аспиранты, победившие в конкурсе на лучшее эссе о современном романе. Председателем жюри стал Ф. Панченко.
14 ноября был определен "короткий список" романов, претендующих на премию "Студенческий Букер".

1. АРАБОВ Юрий "Флагелланты", М: Вагриус, 2006.
2. КРУСАНОВ Павел "Американская дырка", СПб: Амфора, 2005.
3. НОСЫРЕВ Илья "Карта мира", М: Форум, 2006.
4. ПРИЛЕПИН Захар "Санькя", М: Ад-Маргинем, 2006.
5. СЛАВНИКОВА Ольга "2017", М: Вагриус, 2006.

Члены жюри премии "Студенческий Букер" согласовали текст "манифеста", в котором сформулированы основные принципы отбора лучших романов года.

Манифест жюри премии "Студенческий Букер - 2006"

"За что вручается "Студенческий Букер-2006"? За смелую попытку пророчества в современном романе. За тему будущего. За оптимизм. За веру в лучшее, вопреки фактам. За высокохудожественную постановку вопросов, которые будут интересны не только сегодня, но и завтра".

Федор Панченко (председатель), Камилла Агапова,
Анна Аналбаева, Сергей Коробейников, Александра Крючкова

6 декабря на церемонии вручения премии "Русский Букер - 2006" премия "Студенческий Букер - 2006" была вручена Ольге Славниковой (роман "2017") "за лучший роман-испытание для современного читателя".

14 ноября 2006

ЛИТЕРАТУРНАЯ ПРЕМИЯ
"СТУДЕНЧЕСКИЙ БУКЕР - 2006"

14 ноября был оглашен "короткий список" романов, претендующих на премию "Студенческий Букер-2006". В этом году он состоит из пяти романов:

АРАБОВ Юрий "Флагелланты", М: Вагриус, 2006.
КРУСАНОВ Павел "Американская дырка", СПб: Амфора, 2005.
НОСЫРЕВ Илья "Карта мира", М: Форум, 2006.
ПРИЛЕПИН Захар "Санькя", М: Ад-Маргинем, 2006.
СЛАВНИКОВА Ольга "2017", М: Вагриус, 2006.

Члены жюри премии "Студенческий Букер" согласовали текст "манифеста", в котором сформулированы основные принципы отбора лучших романов года.

Манифест жюри премии
"Студенческий Букер - 2006"

За что вручается "Студенческий Букер-2006"? За смелую попытку пророчества в современном романе. За тему будущего. За оптимизм. За веру в лучшее, вопреки фактам. За высокохудожественную постановку вопросов, которые будут интересны не только сегодня, но и завтра.

 

Федор Панченко (председатель)
Камилла Агапова
Анна Аналбаева
Сергей Коробейников
Александра Крючкова

 

Лауреат премии "Студенческий Букер - 2006" будет объявлен 6 декабря на церемонии вручения премии "Русский Букер - 2006".

03 ноября 2006

Центр новейшей русской литературы Института филологии и истории РГГУ
(совместно с фондом "Русский Букер")

представляет:

во вторник 14 ноября в 18.00 в 273 ауд. (конференц-зал) состоится студенческая конференция

"Студенчество и современный роман: опасные связи?"

Повестка дня:
1. Объявление "короткого списка" премии "Студенческий Букер - 2006".
2. Дискуссия о современной литературе и перспективах студенческой литературной премии.

Участвуют:

члены жюри премии "Студенческий Букер - 2006":


Федор Панченко, председатель (РГГУ, философский факультет, 5 курс)
Камилла Агапова, Анна Аналбаева, Александра Крючкова (РГГУ, ИФИ, филология, 1 курс),

а также

члены жюри премии "Русский Букер - 2006":

-прозак и журналист Александр Кабаков (председатель)
-ведущая теле- и радиопрограмм Светлана Сорокина
-литературный критик, профессор РГГУ Дмитрий Бак
-поэт и радиоведущий Тимур Кибиров

Конференцию ведут литературный секретарь премии "Русский Букер", профессор РГГУ Игорь Шайтанов
и координатор премии "Студенческий Букер" Дмитрий Бак

ПРИГЛАШАЮТСЯ ВСЕ ЖЕЛАЮЩИЕ!!!

27 октября 2006

ИТОГИ КОНКУРСА ЭССЕ О СОВРЕМЕННОМ РОМАНЕ
в рамках проекта
"СТУДЕНЧЕСКИЙ БУКЕР - 2006"

ПОБЕДИТЕЛИ КОНКУСА 

  1. Агапова Камилла. РГГУ, ИФИ, 1 курс, филология.
  2. Аналбаева Анна. РГГУ, ИФИ, 1 курс, филология.
  3. Коробейников Сергей. СПбГУ, филологический факультет, аспирант.
  4. Крючкова Александра. РГГУ, ИФИ, 1 курс, филология.
  5. Панченко Федор. РГГУ, философский факультет, 5 курс.

ЛОНГ-ЛИСТ ПРЕМИИ "СТУДЕНЧЕСКИЙ БУКЕР - 2006"

  1. Аксенов В. Москва-ква-ква.
  2. Алешковский П. Рыба.
  3. Арабов Ю. Флагелланты.
  4. Галина М. Хомячки в Эгладоре.
  5. Гривнина И. Генеральская дочь.
  6. Есин С. Марбург.
  7. Крусанов П. Американская дырка.
  8. Латынина Ю. Ниязбек.
  9. Новикова О. Убить?
  10. Носырев И. Карта мира.
  11. Поляков Ю. Грибной царь.
  12. Попов В. Горящий рукав.
  13. Прилепин З. Санькя.
  14. Рубина Д. На солнечной стороне улицы.
  15. Славникова О. 2017.
  16. Слаповский А. Заколдованный участок.
  17. Соболев Д. Иерусалим.
  18. Трифонова О. Сны накануне.
  19. Черчесов А. Вилла Бель-Летра.
  20. Шадрин Н. Одиссея Злобина.
  21. Шенбрунн С. Пилюли счастья.

Шорт-лист премии "Студенческий Букер - 2006"

будет объявлен 14 ноября в 18.00
на студенческой конференции в РГГУ

"Студенчество и современный роман: опасные связи?"

Эссе победителей конкурса студенческих работ




Агапова Камилла (РГГУ, I курс, ИФИ, филология)
Василий Аксёнов "Москва-ква-ква"


Читая в аннотациях о новой книге Василия Аксёнова, впадаешь в некоторое замешательство. Роман о любовном треугольнике? В данном случае дать четкую характеристику предметному содержанию романа сложно. И даже в критических статьях, отзывах и рецензиях не стоит отходить от прямого общения с аксёновским романом. Он сам ответит на все вопросы о себе. Сюжет "Москвы" (не буду добавлять эховое сопровождения, с вашего позволения) сориентирован по принципу лабиринта Минотавра, скрещенного с детской игрой в плей-стейшен, где герой ходит по местности с бонусными подарками, поджидающими врагами, отнимающими "по одной жизни" пропастями и прочими развлекающими деталями. В каждом тупике лежит свой сюрприз, в каждой подарочной упаковке засекреченная информация, за каждым источником информации сидит "свой" человек, который является "подсадным", - здесь все не просто так, у Аксёнова своя логика. И до сути его писательских действий нужно докопаться прежде, чем повесить ярлык "пошляк", "романтик", "античный философ", "советский дипломат", либо придумать более оскверняющее или, наоборот, восхваляющее определение. Василий Павлович берет несколько "нитей Ариадны" и, не стараясь смотать их в тугой клубок, "вяжет" сюжет, где античные боги и герои сопоставляются с действиями советской "золотой молодежи", эротические фантазии поэта Кирилла Смельчакова переплетаются с жизнью истинной сталинистки и "домашней девочки" Глики Новотканной, высотка на Котельнической набережной с подводной лодкой в каналах Москвы-реки, кличка тигренка Штурмана Эштерхази с подозрительным персонажем - Жоржем Моккинакки, а коньяк "Греми", который становится мифическим мостом для общения по телефону популярного поэта Смельчакова и товарищем Сталиным собственной персоной. В тоже время Аксёнов ставит "чугунную точку над подгибающимися тростиночками i", когда определяет целевую аудиторию собственному роману. Конечно же, это представители современного студенчества, которые уловили некоторые принципы построения советского государства, знают термин "культ личности", причем точно определяя чьей личности; знакомы с изъезженным понятием "в СССР секса нет"; немного знакомы с музыкальной культурой того времени; и некоторая часть студенческого сообщества, живущая в столице, весьма хорошо представляет хотя бы одну из семи московских высоток. Этого минимума знаний достаточно для студента, чтобы понять предмет аксёновского опровержения стереотипов советской эпохи. И опровергать этот довод нелепо, просто потому что сам Аксёнов продемонстрировал свое рвение показать современной молодежи, откуда растут ноги политического и моралистического режима, что является поводом для четкой формулировки возврастных рамок читателя. Мне совсем не хочется думать, что Аксёнов притягивает за все свободные конечности современнных тинейджеров, благодаря ярким, красочным, откровенно пошлым и безцензурным эротико-порнографическим сценам. Когда в тексте появляются стихотворения Смельчакова, не возникает предположения, что автор покажет то "поле битвы", где рождаются все вдохновения лирика. В аксёновском романе можно найти намек на "Тайные записки А.С. Пушкина", по прочтению которых мнения на счет его подлинности разделяются на два полярных фланга (вполне понятно на какие). На данный момент установить автора "Тайных записок" невозможно, но сомневаться в аксёновском авторстве не приходится. В связи с этим не возникает желания цитировать подробные описания деталей интимных эпизодов, в таком случае лучше давать ссылки на конкретные страницы романа для личного исследования. "Москва-ква-ква" не вызовет две контрастные позиции читателей. Роман просто не сможет породить два полярных мнения, в связи с его алмазной огранкой. Многогранность придает не только разнокалиберность сюжета, но и авторское позиционирование. Василий Аксёнов единовременно воплощает в себе поэта и прозаика, возвышеного романтика и пошлого вольнодумца, историка-философа и советского "стилягу". В заключении хотелось бы напомнить о некотором неписанном правиле - не стоит оценивать автора по одному произведению, как и ставить крест на домохозяйке, которой в очередной раз не получилось создать идеальное слоеное тесто для "Наполеона".



Аналбаева Анна (РГГУ, I курс, ИФИ, филология)
Сказка - ложь да в ней намек
(о романе Ольги СЛавниковой "2017")


Мало кому в литературе удавалось в одном произведении воссоединить целый спектр злободневных тем, продемонстрировав тем самым хорошее знание и понимание жизни. Однако Ольге Славниковой низкий поклон. Свой роман "2017" она с легкостью превратила в необычный симбиоз вечных, насущных, политических и многих других проблем, о которых спорят, быть может, философы мира, пытаясь пролить свет на сегодняшнюю реальность. Кроме всего прочего, это уникальное творение поражает талантливостью автора в стиле написания текста: ни с чем не сравненные сравнительные обороты, цепкое описание неописуемой красоты природы, уволакивающее нас в какую-то особую страну чудес, невозможность предугадать возможный поворот сюжета и конец романа, что делает его еще более интересным для читателя. Вместе с тем в этом романе описывается недалекое будущее, и открывается тем самым новый мир фантазии, в котором невероятным образом существуют даже горные призраки, но именно он заставляет нас призадуматься о своей настоящей жизни, о мире и о взаимоотношениях людей между собой и окружающей средой. События развиваются среди Рифейских гор. И главными героями здесь становятся драгоценные камни, так как все прочие персонажи оказываются у них в рабстве. Каким-то неведомым способом они притягивают камнедобытчиков к себе и заставляют их рисковать своей жизнью ради нахождения новых месторождений корундов. Места же, в которые попадают профессор Анфилогов и Колян, поражают небывалой красотой: реки, леса, небо, трава, земля, горы и горные толщи, хранящие в себе несметные сокровища. Но, как ни странно, красиво тут до раздражения. Путешествия же хитников все время сопровождаются Хозяйкой Горы, которая, как выясняется впоследствии, вселилась в загадочную возлюбленную Крылова. Таким образом, возникает еще один не менее увлекательный сюжетный пласт - любовный. Иван и Татьяна, абсолютно незнакомые и ничего не знающие друг о друге, не назвавшие настоящих имен, не обменявшиеся адресами, были до боли родными и не могли друг без друга. Какая-то высшая сила связывала их. От своего счастья Иван просто потерял голову. Он постоянно находился в каком-то забвении, думал только о ней и забывал о всем другом: сходив в магазин, он обнаруживал , что уже ходил туда и что купил те же самые продукты. Сам Иван не понимал, что с ним происходит. Но тут Ольга Славникова не ограничивается изображением только взаимной любви. Она выкладывает всю правду, какая бы она ни была. Писательница рассказывает нам и об односторонней любви Тамары к Крылову, которая, несмотря на то, что они давно расстались и развелись, продолжает относиться к нему, как к самому дорогому ей человеку, хранит ему верность, заботится о нем, готова сделать все, лишь бы он был счастлив. В то же время и Крылов питает к ней любовь, но только иную. Скорее это любовь-привычка: и жить с ней тяжело, но и избавиться от нее жалко. Однако Тамара не теряет свое человеческое достоинство и продолжает желать своему бывшему мужу, несмотря на его чувства к незнакомке, только добра, что требует большого мужества и душевных затрат. С другой стороны, Анфилогов к своей жене Екатерине питает какую-то любовь-неприязнь. Ему важен сам факт того, что он женат, но к ней все же относится холодно и даже сурово. Его угнетает сама мысль о том, что, если он умрет, то все его деньги перейдут в ее распоряжение. Так или иначе после потери и долгих поисков Крылова Тани их любовь делает неожиданный поворот. Татьяна изменилась и отнюдь не в лучшую сторону. Оказывается, она все-таки получила в наследство все деньги профессора, которых, увы, было не счесть. Любовь ей становится не нужна. Теперь ее волнуют только всякие побрякушки, платьица, сережки, но никак не Крылов. Словно раскаты грома, звучит на протяжении всего романа мотив денег. И тут даже не столь важно, что в Татьяну вселился призрак. Это можно интерпретировать как то зло, которое завладевает человеческим сознанием, когда он получает крупную сумму денег и под действием, быть может, аффекта или какого-то шока не может объективно смотреть на вещи. Роман называется "2017". Дата приурочена ко дню столетия Великого Октября. И хоть с трудом верится, что революция произойдет на самом деле, произведение служит достоверным прогнозом писательницы на наше будущее. Быть может, не все читатели придут к единому выводу и морали произведения, однако все, хоть немного, да призадумаются о сегодняшнем дне и о том, к чему он приведет. Ведь очевидно, что мир двигается не в том направлении. Люди помешаны на технических новинках, которые, как бы их не совершенствовали, отравляют жизнь, губят здоровье. Все мы так помешаны на работе, что забыли о ценностях, данных нам свыше, о природе. Природная красота все меньше теперь вдохновляет, а только раздражает, не говоря уже о заводах, которые напрочь счищают с лица земли великолепные, восхитительные природные места. Молодежь забывает о культурных памятниках, все меньше читает, но больше разгуливает без дела. Женщины подались в бизнес вместо того, чтобы выполнять свое предназначение, вместо того чтобы обустраивать семью, растить детей, создавать уют в доме, заботиться о муже. Призадуматься, так и в правду в будущем могут, как Тамара, из горя скорбящих родственников устроить лотерею, которая как будто бы подарит им счастье. Деньги являются чуть ли не единственным, что заботит человека. Деньги - сценаристы его жизни. А сам человек - актер. И вся жизнь кажется ненастоящей. Воруют, чтобы получить деньги. Работают, чтобы получить прибыль. Работают так, что изматывают свое здоровье, которое никакими отпусками не восстановить, чтобы опять же получить деньги. Богатые, сидящие "на верхах", думают лишь о том, как бы еще обобрать и без того малоимущих граждан. Они никогда не насытятся и всегда будут желать еще больше обогатиться. Но и нищим нужны деньги. Всем они нужны. Ради них люди готовы врать, готовы предавать. Они забывают о моральных ценностях, забывают, как черствый профессор Анфилогов, что на свете, помимо денег, существует такая прекрасная вещь , как любовь, именно ради которой стоит жить, и что деньги не заменят подлинного счастья. Лучше верить в призраков, чем в то, что сейчас происходит с обществом. Когда-нибудь человечество поймет, что двигается не в том направлении , и, быть может, и произойдет революция: "низы" опомнятся и не захотят жить по-старому, а "верхи" не смогут более управлять. Во всяком случае книга очень хороша. Она затрагивает чуть ли не все жизненные проблемы и, несмотря на нескрываемый вымысел, заставляет думать, размышлять, переживать и, надеюсь, для всех - и уяснять урок...


Сергей Коробейников
(СПбГУ, филологический факультет, аспирант)

Знакомство. Удаление.
(о романе Дениса Соболева "Иерусалим").


Роман Дениса Соболева "Иерусалим" состоит из семи историй, рассказанных разными персонажами. Объединяет их лишь одно имя: Иерусалим. На первый взгляд, имён в романе очень много. В каждом из фрагментов - антигерой (как правило - дама), противопоставленный одному столь же условному "другому": Ира - и Лакедем, умирающий в пустой комнате, обратившейся пустым городом; Межерицкая - и Лилит, убийца детей; Инна - и Ашмодей, убивающий шестерых мужей своей возлюбленной; Марьяна - и рабби Элиша, отступник, Другой; Анюта - и Лейб-Сорес… Казалось бы, эти персонажи - полюса, между которыми должен выбрать главный герой каждого из повествований. Однако всё не так просто. Разумеется, отрицательные персонажи - фальшивые друзья, деловитые эмигранты, но чаще всего - корыстные женщины-домохозяйки, - нарисованы грубо и топорно. Последние описаны как "злые жены" в средневековых христианских поучениях. Они всецело укладываются в формулу "зарабатывать" - "потреблять" - "раздеваться" - "одеваться", они - воплощённая пошлость, с которой якобы борется автор. Однако сравнение "злых жен" с чёрно-белым фоном, на котором прорисованы тонкие цветные фигуры одухотворённых праведников, будет неверным. Скорее наоборот: "люди ищущие" нарисованы тонкими штрихами туши, а все остальные - грубыми и топорными, но цветными мазками, будто книга была спором двух художников. Ощущение ужаса возникает именно от того, что более тонкий художник - человек, сочиняющий свою хрупкую иллюзию, - лишён способности рисовать цветные фигуры, обладающий же этой способностью Бог-творец груб и безразличен к своим соавторам, творения же Его гораздо более жизнеспособны и, разумеется, более угодны Ему. Ясно, на чьей стороне автор, но не ясно, на чьей стороне Бог. Автор создаёт такое впечатление, будто книгу писали двое: философ и морализатор. Морализатор, казалось бы, защищает философа и, показывая всю мелкую мерзость повседневной жизни, утверждает правоту последнего; сам же философ как будто тяготится этим прямолинейным покровительством, поскольку ему просто нет дела до того, что о нём подумают читатели. Эти два стиля напоминают разные живописные техники, совмещённые на одном полотне. Их хочется разделить, однако автор настоятельно предупреждает против этого, ставя читателя в положения Габироля, разобравшего созданную им себе жену на части, - и сразу же приготовив осуждение: "Во-первых, сказал я себе, она уже не была мертва; во вторых, невозможно разобрать на куски душу человека, которого любишь". Масло и тушь не могут конфликтовать: они просто не стыкуются. Роман - не о человеческих конфликтах и не о людях вообще: "Нет ни малейшей разницы, жив я или нет, так же, как нет ни малейшей разницы, жив или нет любой другой из нас". Роман - о направлении движения. Фрагментарность, нестыкуемость пластов повествования - намеренная. Намеренная настолько, что её всерьёз и "открытым текстом" обсуждают сами персонажи: "Это всё куски, которые никак не склеиваются. А в книге у тебя будет вполне видимая цельность: цельный сюжет, цельный стиль, цельный характер". Всё цельное - иллюзорное и чёрно-белое, тушью по рису. Всё цветное - бессмысленно и безобразно. Что же сделать с этим лоскутным одеялом? Только отойти на шаг, чтобы увидеть его снова, когда расстояние скрадывает бессвязность. Так и возникает основное направление движения в книге - удаление. Только утрата означает подлинное приобщение. Только река, пролегающая между тобой и городом, делает недоступный более для тебя город родным и знакомым. Иерусалим можно увидеть только из-за Самбатиона. "В каждом городе должна быть вода, правда" - говорит Лилит. "И тогда я понял, с какого отрывка мне следовало бы начать свой роман про рабби Элишу, если бы я всё ещё собирался его писать. "Поднявшись чуть выше, сказал я себе, - он увидел воду. Увидел воду". Настоящее знакомство - всегда удаление, к которому неизбежно приводят всевозможные блуждания героев: "Свернув налево и дойдя до конца Эзры Рафаэля, я снова повернул, на этот раз направо, миновал Зихрон Тувия и вышел на Шило. Здесь было чуть шире, была слышна музыка. По Шило я дошел до переулка Рама; мне всегда казалось, что я могу дотронуться до обеих стен одновременно. Я развёл руки - на самом деле не хватало длины ладони". Искренность - всегда равнодушие. Вера - всегда выполнение бессмысленного долга. Причастность - всегда отрешенность. Познание - всегда удаление. "Лакедем", первое имя, которое видит читатель, означает в переводе: "на восток". Можно вспомнить и то, что глагол "идти на восток" следует переводить скорее как "идти вперёд", "находить восток и идти", а прилагательное "древний" происходит от того же корня. "Вперёд" и "вглубь" сливаются. Когда узнаешь кого-то из людей - так и хочется дать ему короткое, ласковое, уменьшительно-ласкательное имя. Тот, кто перед тобой заискивает и в тебе нуждается, охотно потерпит от тебя панибратство. Тот, кто честен с тобою, такое имя себе навязать не позволит. Имя "Израиль" можно сократить как "Изя". Имя "Иерусалим" как "Ира" сократить нельзя. Впрочем, это всего лишь имена. <СПбГУ, аспирант

Крючкова Александра (РГГУ, I курс, ИФИ, филология)
"Ловец человеков"
(О романе Петра Алешковского "Рыба")

Кажущаяся простота и прозрачность названия романа Петра Алешковского - такая же фикция, как и нарочито естественный - без всяческих замысловатых ухищрений, свойственных искусству нового времени - язык классического реализма. "Чтобы пробиться к [сердцевине], нужно освободить её от всего наносного" - этот принцип сказывается не только на формальной организации текста. Вера, главная героиня, она же рассказчица, им движима на протяжении всего романа. Идея перерождения накатывает волнами. Всегда по сути своей связанная с водным пространством, она реализуется через миф о богине Афродите. Снова и снова мы наблюдаем за одним и тем же ритуалом: героиня погружается в мутную жидкость, склизкую субстанцию из своих собственных потрясений и переживаний, пульсирующую, словно в агонии, и по параболе скатывается на самое дно, оттуда же - в первый раз через утверждение позитивного начала, потом - через слёзы, постепенно возвращающие спокойствие и блаженное, жизненно необходимое Вере тепло - к прежнему состоянию - сюжет в лучших традициях романов так называемого бинарного модуса литературы, к которым, однако, причислить всю "Рыбу" целиком просто невозможно. . Дело в том, что Вера постоянно балансирует между холодом и жаром, точнее, она сочетает в себе полярные категории: холодность и теплоту, молчание и желание выразить свои ощущения. Её повествование можно сравнить с быстрым говорливым течением в спокойном молчаливом океане. Благодаря первому мы можем читать этот роман, а последнее является смыслогенерирующим художественным целым, несущим свое собственное эстетическое (и не только) значение. "Рыба" - роман под знаком молчания. Рыбы не могут говорить, что, однако, не мешает им думать. Их немота - воплощение истинного знания. Вера не из тех людей, что сгорают от страстей (Оксана - пример последним), но она и не замерзнет от холода одиночества, как это произошло с Ниной. Нина навсегда потеряна и для Веры, и для жизни в целом: "корка затвердела", её никогда "не отмочить", даже Вера "не смогла её отогреть". Напротив, горячим кипятком Веру ошпаривает потрясение - а за ним следует неизбежное очищение той же водой (слёзами, к примеру), и всё вроде бы встаёт на свои места. Именно качественные переходы из одной категории в другую, сопровождаемые параболическими виражами, определяют внутреннее движение текста и тем они интересны. Вера каждый раз возвращается к истокам, но каждый раз - к истокам на новом уровне. Миграция - способ поиска сокровенного, поиск одновременно, если угодно, своей identity и той среды, которая идеально её вмещает. Кажется, Вера стремится найти некую общую для всех константу: инвариант идентичности Вериных постоянных "мы". Она тянется к теплу, к людям, но практически всегда эти люди её отвергают либо предают. Волны жизни - это вечное притяжение и отталкивание, механизм их чередования. "Рыбы" в романе бывают разными, далеко не всегда они - то "мы", к которому стремится Вера, в таком случае зачастую она не сразу может понять, кто есть кто. Даже возвращаясь на Родину, нельзя быть уверенной, ждут тебя там или нет. В конце романа героиня находится на пороге новой жизни, она снова собирается покинуть Россию, по-прежнему ищет "мы", и тем не менее нельзя игнорировать принципиальное отличие: теперь она точно знает, в чём именно заключается её "я", так как сумела отделить его от себя, сумела выудить жемчужину из первозданного хаоса водного пространства и - глубже - ещё более закрытой для непосвященных в тайны ракушки-души, что выпестовала эту жемчужину, - то есть нашла тот инвариант, который чувствуется "более остро и отчетливо", а он в дальнейшем будет принимать различное обрамление в зависимости от конкретных "мы" - тех общностей людей, с кем будет сопричастна Вера. Рыбная ловля - своеобразная игра с человеческой природой - один из ключей к пониманию романа, что перерастает в механизм восприятия текста, проецируется на читателя и начинает определять его поведение. Он тянет нас за собой, вперёд, к непознанным глубинам. Только "большую часть года вода не делится с воздухом своими тайнами, надежно отделяет один мир от другого, что творится там, в глубинах, знают только рыбаки". Мнится, что главный рыбак здесь - сам Алешковский, Пётр-"ловец человеков", ясно понимающий, что "на поверхности… ничего не происходит".

Панченко Фёдор
(РГГУ, 5 курс, Философский факультет)
"Негерой" нашего времени
(о романе Захара Прилепина "Санькя")


Странный роман. Не вписывается в реалии дня сегодняшнего. Как-то очень пафосно, временами даже излишне. Романтично? Я бы не сказал. В этом неудача Прилепина как идеолога. В этом же его заслуга как писателя. Когда Лимонов написал "Другую Россию", то помимо привычных стенаний, о том, что все плохо, он высказал любопытную мысль, которая сводится к следующему. России нужен новый тип молодых людей, "конников в красных галифе, несущихся с метровыми бритвами в руках". Уж они-то утрут нос маменькиным сынкам, этим менеджерам в пиджаках и галстуках, весь мир которых ограничен офисным пространством, где соблюдение корпоративной этики является залогом успешной карьеры. Художественную реализацию данной задачи взял на себя Захар Прилепин. Это не гламурная литература, смакующая быт и нравы людей VIP-класса, не детектив, не беллетристика для чтения в метро. Здесь, как в партийной программе, все просто и понятно. Членство в НБП обязывает. Итак: среда заела, кругом бездуховность, безысходность, деньги, деньги, деньги, меркантилизм и так далее в таком духе. Поэтому нужен герой, эдакий новый Павка Корчагин, перекочевавший в ХХI век. В теории все по заветам Лимонова. Но это в теории. Удайся авторский замысел, и мы бы читали плоский роман-агитку. Тем не менее, переиначенного на новый лад, революционно-патетического повествования не получилось. Да и художественных достоинств у книги немного. Зато все это с лихвой компенсируется удачной авторской находкой - открытием нового персонажа в современной литературе. Он не употребил его на 100%. Но он его нашел. "Негероя" нашего времени. Однажды Шестов, читая Чехова, ужаснулся и объявил его певцом безнадежности. Прилепин, конечно же, не Чехов. Однако, Санькя - уж не тот ли самый герой, который начинает кричать и биться головой об пол, когда и мириться и не мириться с совершившимся фактом уже нельзя? Не мученик идеи, не романтик, вся жизнь которого являет собой унылую триаду: вокзал - ларек - квартира. Ограбив человека, бежит отдавать деньги матери. Революционер, на поверку, оказывается мелким воришкой. За громкими речами о новом мире порядка и справедливости, скрывается банальная кража. У Робин Гудов провинциальной России слова, как правило, расходятся с делами. Роман-то, по большому счету, абсолютно не политический. Скорее социальный. Прилепин проиграл сам себе. Писал одно, а получилось другое. Он как Колумб, который открыл Америку и никогда об этом не узнал. Там где идеология, политические споры, там, где Саша Тишин рыдает, просматривая "Чапаева", - все фальшиво. Погромы, пьянство, драки с милицией - правда. Это не политика, не революция, не бунт и не протест. Это, если угодно, игра, в которой политика выполняет функцию наспех поставленной декорации, потому что по ту сторону баррикад существуют такие же Саши Тишины, с прямо противоположными лозунгами, играющие в ту же самую игру. Эпизод с обедом за счет идеологического врага Безлетова, причем без всяких угрызений совести у борца за идею, убедительно это доказывает. А вопрос выбора флага не второй, и даже не десятый. Это уже дело вкуса. Действительно, кому-то нравится черный цвет, кому-то красный. Тут, знаете ли, на любителя. Такой он, этот "негерой" с простым мировоззрением, простыми действиями, простой логикой, не согласный с которой объявляется "холуйствующим либералом" (Безлетов). Но и этот самый "либерал" вовсе не обижается, так как ему вообще наплевать. А если уж совсем честно, то никакой он даже не либерал, не оппонент и не противник. И отличается от Саши и его друзей только тем, что понял - "весь этот романтизм хорош, когда вы сыты". Прилепин погружает читателя в тоскливый мир условного города без названия (в котором без труда, кстати, угадывается Нижний Новгород - родина писателя). Здесь не мучаются, подобно Раскольникову, над Великой идеей. Достаточно выпить пива, взять деньги у матери, работающей за копейки, рассудить "ах как вааааще все плохо" и избить милиционера, прикрываясь Родиной и революцией - словами, которые в устах прилепинских героев звучат, как шаблоны. Чем не ребятки, в сумерках стреляющие на сигареты у случайных прохожих? Ах да, революция… Нет, не верю! Думаю, что заглавие романа стоило бы дополнить: "Санькя - сцены из русского быта ХХI столетия". Повседневная жизнь юного экстремиста, грубо склеенная Прилепиным из разнообразных кусков, включающих и деревню, и Москву, и провинцию, и даже Ригу, оставляет чувство, схожее с тем, что испытал Шестов, читая Чехова. Люди, играющие в игры, а вокруг пустота, которая в данном случае является не какой-то там философской категорией, а простой эмоцией, возникающей при прочтении. Это уже не странный роман, а страшный. Прилепин не написал культовую книгу. Сегодня другие кумиры. При всеобщем стремлении к тотальной, прости Господи, "гламуризации" Саши Тишины нужны только как фон. Они так и останутся - "негероями" нашего времени.
16 октября 2006
Окончен прием конкурсных работ. Начинается следующий этап конкурса, который определит счастливчиков, попавших в жюри. Дорогие друзья, не забывайте сдавать книги, взятые в нашей библиотеке!
4 октября 2006

Объявлен короткий список премии "Русский Букер" - 2006

В него вошли:

Петр Алешковский "Рыба", М.: ж-л "Октябрь", № 4, 2006
Захар Прилепин "Санькя", М.: Ад-Маргинем, 2006
Дина Рубина "На солнечной стороне улицы", М.: Эксмо, 2006
Ольга Славникова "2017", М.: Вагриус, 2006
Денис Соболев "Иерусалим", Ростов-на-Дону: Феникс, 2005
Алан Черчесов "Вилла Бель-Летра", М.: ж-л Октябрь", № 10, 11, 12, 2005

оргкомитет Литературной премии "Студенческий Букер" - 2014. Любые вопросы и комментарии принимаются по адресу studbooker@mail.ru