Российский Государственный Гуманитарный УниверситетЛитературная премия Русский БукерРадиостанция Эхо МосквыЗАО РКСС
Новости
О премии
Архив
Библиотека
Форум
Контакты

Сайт студента РГГУ

Жиронкина Ольга

(Москва, РГГУ, филология, 4 курс)

«Библиотерапия» М. Елизарова: Читатель в поисках Смысла
(Михаил Елизаров. Библиотекарь)

Что может быть интересного в книге под названием «Библиотекарь»? На первый взгляд, ничего. Разве может привлечь внимание эта серая личность, занятая никому незаметным делом? И разве можно было бы написать что-то актуальное и любопытное в такого рода романе? Но все же взгляд приковывается к кроваво-красному фону обложки, черным скачущим буквам и длинным полоскам, ты невольно открываешь книгу, пролистываешь пару страниц… И погружаешься в сложный мир громовских Книг и их Читателей, полный странных людей и жутких событий.

М. Елизарову удается отразить целую эпоху, выпукло и живо описать атмосферу, что царит в глубинке современной России, воссоздать «мир постсоветского человека». То, что однажды попытались осуществить П. Вайль и А. Генис, теперь повторил М. Елизаров. Но если у первых мир был наполнен энтузиазмом и радостью, то у последнего господствуют мрак и безысходность. Досконально прописанная история Книг, целая вереница биографий, бесконечная череда событий и подробное описание сражений достигают воистину эпических размеров. Автор отдает должное Гомеру в описании вооружения и битв. Его взор блуждает по полю боя, выхватывая удар за ударом, победу за поражением, не избегая физиологических подробностей и кровавых деталей. Действительно, мы давно уже привыкли к насилию, из телевизора целыми днями только и слышим, что об убийствах, вид крови перестал вызывать у нас даже отвращение. М. Елизарову удается вернуть настоящую цену жизни и страдания. Люди, вооруженные бытовыми предметами – лопатами, отвертками, топорами, вилками и другим самодельным оружием – выглядят более реальными, чем некие предполагаемые бандиты с пистолетами. В самом деле, удар в шею отверткой кажется более ужасающим, чем выстрел в голову.

Мир «Библиотекаря» - это период распада СССР и первые годы становления новой России, отмеченные своей жестокостью и беззаконием. Люди, потерявшие всякие ориентиры в жизни, перешли на стадию выживания. Их детство и юность еще были полны смысла и стремлений, но после развала СССР они остались «на краю дороги». Не умевшие жить по-другому, они не смогли приспособиться к новой жизни и остались забытыми осколками недавнего прошлого. Возникший в их среде «экзистенциальный вакуум» нечем было заполнять. Словно виноградные лозы, оставшиеся без твердой опоры, люди безвольно опускались, в надежде кое-как протянуть свое существование.

В это самое время и появляется фигура Громова. Писатель, целиком и полностью принадлежащий советскому миру, выросший «бок о бок с развитием социалистического отечества» и проживший типичную советскую жизнь. Посредственный автор, книги которого годами пылились на прилавках. Но вместе с тем – автор, сумевший воскресить в своих книгах дух и плоть советской эпохи, возвративший жизни утраченную цель. «Это в обычной жизни книги Громова носили заглавия про всякие плесы и травы. Среди собирателей Громова использовались совсем другие названия – Книга Силы, Книга Власти, Книга Ярости, Книга Терпения, Книга Радости, Книга Памяти, Книга Смысла…». Громов позволил людям почувствовать вкус ушедшей эпохи и ее заразительный энтузиазм, соткать из тонких нитей изломанной жизни прочную картину заново обретенного Смысла. Не случайно книги Громова не поддаются копированию: Смысл содержится даже в шрифте и обложке книги, даже во вкладыше с указанием опечаток.

Это что-то вроде психотерапии, или «библиотерапии», излечивающей от нервно-психических заболеваний. А уж кто будет спорить, что в 90-е годы многие люди находились на грани нервного срыва! Действовали не только Книги, но и советские песни, и плакаты, и любые другие образы, способные возбудить воспоминания о прежней счастливой эпохе. Главное, чтобы образы эти были «правильными», чтобы добро торжествовало, а человек, собрав волю в кулак, достигал поставленной им задачи.

Маленький мирок, который формируется вокруг книг Громова, возникает в основном вдалеке от столиц, но опутывает невидимой сетью всю территорию России, от Сочи и до Алтая. Среди всеобщего хаоса и разрухи этот жесткий конструкт, с четкими законами и правилами, становится одним из способов выживания и существования в новой среде. В нем особое понимание добра и зла, особое понимание чести, любви, преданности, человеческой жизни. Люди, вошедшие в узкий громовский круг, вновь обретают жизненный ориентир, Смысл, ради которого им стоит жить и умирать.

Алексею Вязинцеву суждено попасть в этот мир по случайности, но сыграть в нем главную, а возможно, и последнюю роль. Он очень вписывается в круг «потерянных людей», громовских ценителей. Нереализовавшийся актер, невостребованный режиссер, потерявший жену и всякую веру в счастье. Ему предначертано было стать библиотекарем. Он жертва Судьбы, и он вынужден исполнить свое предназначение. Однако он с большой осторожностью относится к окружающим его людям и их безумным поступкам. Все его действия руководствуются скорее необходимостью, чем собственным желанием. Даже прочтение Книги Памяти не приносит ему явного облегчения: навеянные воспоминания являются лишь лубочной заменой настоящего детства, картинным воплощением советской пропаганды о том, как должно быть, которая затмевает то, что есть на самом деле. Попав в этот мир не по своей воле, он так и не смиряется с его законами.

Но почему тогда именно ему суждено познать Смысл, заложенный в Книгах, стать единственным хранителем Замысла Громова? Почему Героем суждено стать именно ему: трусливому, мелочному, эгоистичному и порочному человеку? Нашлось бы множество кандидатов, добровольно вызвавшихся на эту роль. Но Книги выбирают Вязинцева. Его – как героя своего времени, как представителя целого класса людей, оказавшихся по обе стороны двух разных эпох. Человек старшего поколения, зараженный советским духом, выполнил бы свой долг на волне энтузиазма и послушания. (Заметим: именно старухи становятся самыми лютыми приверженцами громовского мира, именно в их библиотеке царят строгая дисциплина и беспощадная жестокость). Книгам же нужно другое. Им нужна осознанная жертва от человека, готового отказаться от себя во имя великой идеи.

Так что же это за Великая Идея? В чем заключается тот тайный Смысл, который Громов так бережно заключил в своем семикнижии? Надо сказать, этот Великий Смысл заставит многих разочароваться. Он является плоть от плоти породившей его эпохе, таким же воплощением навсегда ушедшего прошлого, как и воспоминания, возбуждаемые Книгой Памяти. Давайте подумаем, ради чего советские люди готовы были бы пожертвовать собственной жизнью? Что должно было быть самым важным для любого советского гражданина? Угадали: Родина! Конечно же, она: Россия, Мать-держава, Великих Народов Союз Трудовой. Именно он придавал людям Силу, внушал им Власть, дарил им Радость, направлял их Ярость, питал их Терпение и навек оставался в их Памяти. Именно такую Родину, как душу, и хранят от любых посягательств: будь то человек или дьявол. И ради такой Цели и была положена вся нелегкая жизнь Д.А. Громова, а затем – жизни многих его читателей. Таков Замысел Книг: «Тот, кто читает Книги, не ведает усталости и сна, не нуждается в пище. Смерть не властна над ним, потому что она меньше его трудового подвига. Этот чтец – бессменный хранитель Родины. Он несет свою вахту на просторах мироздания. Вечен его труд. Несокрушима оберегаемая страна».

Что ж, будем верить…

оргкомитет Литературной премии "Студенческий Букер" - 2014. Любые вопросы и комментарии принимаются по адресу studbooker@mail.ru