Российский Государственный Гуманитарный УниверситетЛитературная премия Русский БукерРадиостанция Эхо МосквыЗАО РКСС
Новости
О премии
Архив
Библиотека
Форум
Контакты

Сайт студента РГГУ

Власова Олеся

Москва, РГГУ, историко-филологический факультет, филология (бакалавриат «Новейшая русская литература: творческое письмо»), 3 курс

Иллюзия жизни»
(Александр Мелихов. Интернационал дураков)

Что делает нас счастливыми и что ввергает нас в отчаяние?
Слова, слова, слова. Нет ничего важнее слов.
А. Мелихов

Блаженны нищие духом, ибо их есть Царство Небесное…
Евангелие от Матфея

Не зная, как начать эссе без шаблонных фраз типа «В своём великолепном романе автор говорит о…», решила обратиться не в пустоту, но якобы к самому создателю того, что явилось причиной моих слов.

…Зачем ты говоришь мне о всех этих людях? Я обращаюсь к тебе на ты, не как к далёкому и чужому автору, чья смерть была некогда предсказана, но – как к другу. Мне неясно (но я ищу ответ), зачем говоришь ты мне о том, что слова – наиважнейшее, что они есть то, что повергает нас в пучину отчаяния или делает счастливыми, но что слова же – лишь иллюзии. Химеры, создававшиеся ими, веками вводили нас в заблуждения, например, о том, что только вымыслы и ценны. Грёзы самовозвеличивания народов – те же вымыслы. Ты говоришь поэтому о том, что сказка о Земле обетованной для еврейской нации «неизмеримо плодоноснее самых жирных и обширных чернозёмов». Даже такая Родина – иллюзорная – даёт человеку, на твой взгляд, нечто необходимое (как воздух) для жизни, а именно – иллюзию причастности к бессмертному. Вот, оказывается, почему описываешь ты своего героя к финалу книги именно таким – проповедующим: «Я объясню моему народу, что единственное, из-за чего стоит сражаться в нашем мире, - это БЕССМЕРТИЕ!»

Да, ибо культура – система коллективных иллюзий. Ты пишешь об умном, рефлексирующем, анализирующем, мыслящем человеке – и тем самым напоминаешь мне об иллюзии. Ты говоришь о нравах интеллигентного еврейского семейства – и потому я вновь задумываюсь об иллюзорности.

Даже красота твоего слога, в сущности, иллюзорна, ибо она свидетельствует то о наполненности мыслью, то – о маскировке: например, в те моменты, когда ты описываешь бесчисленные любовные похождения своего героя-ловеласа (по любовнице в каждом городе, Женя-1, Женя-2, Женя-3 как последовательное развитие образа), постельные сцены, низкий юмор. Твоему персонажу красота необходима как воздух, потому-то обыкновенная девушка и становится у него «переводчицей Ронсара», - но всё это тоже лишь иллюзия. Ты говоришь о том, что химеры – единственное, что творится нашим сознанием. И тем не менее твой герой начинал существовать только в тот момент, когда становился чьей-то химерой. Значит, происходило взаимное возведение в ранг иллюзии, подмена правды вымыслом. Но даже в таком мире всё было проникнуто любовью. Иллюзия суть мечта, а мечта всегда принадлежит душе. Есть мнение, что Дон Жуан обладал столь огромным сердцем, что действительно любил каждую свою избранницу, - это они не нуждались в его любви.

То же – с целыми нациями: «Ни один народ не представляет никакой ценности – ценность представляют только вымыслы, которые он хранит и которые его хранят». Потому-то русские евреи говорят на страницах твоего романа о своей преданности русской культуре «до самозабвенья»: «ведь преданностью народным химерам и определяется принадлежность к национальной аристократии…» Но и коллективные иллюзии не всегда представляются тебе прекрасными. Ты безжалостно высмеиваешь «мертвечину», в которую некоторые люди превращают чужие химеры: сухой интеллектуализм, горе-филологию, основанную на культуре постмодернизма, беспристрастное разложение искусства.

Недаром твой герой читает «Корабль дураков» Себастьяна Бранта. Дураки – кто? Те, кто следуют по жизни прекрасным выдумкам или же, напротив, отвергающие их? Вариант ответа таков: дурак – человек, живущий своим умом. Ибо прекрасным он может стать лишь тогда, когда им будет говорить «что-то бессмертное». Всё вновь сводится к иллюзии бессмертия.

Идея интернационала дураков равна предложению человечеству большой и сладкой грезы «Мы лучшие!» («ложь сверхнаглая»). И вот герою с его, по всей видимости, уже настоящей любовью – Женей-3, плывущему по водам Скандинавии и Европы, вербующему олигофренов, внезапно приходит мысль: «…Интернационал дураков давно существует и правит миром. И мы должны защищать не дураков от умных, а наоборот, умных от дураков». Ты правда считаешь, что можно защитить одних от других? Или это твой герой так думает? «К милосердию взывать бесполезно…, люди всегда будут сочувствовать только сильным – кем они видят себя в своих мечтах, - значит, надо объявить слабых сильными, а дураков умными – вот наш девиз боевой!» Снова и снова создание химер, в которые люди поверят. Вот как я сейчас верю всему тому, о чём ты говоришь мне.

Ещё в твоём романе столько недоразвитых сюжетных линий, мыслей и идей. Но именно за это обилие всего в одном томе, за неоднородность повествования – если не только за это – и можно полюбить твою книгу. Кажущаяся бессистемность изложения равна, пожалуй, мнимой хаотичности самой жизни. Иллюзии жизни.
 
оргкомитет Литературной премии "Студенческий Букер" - 2014. Любые вопросы и комментарии принимаются по адресу studbooker@mail.ru