Российский Государственный Гуманитарный УниверситетЛитературная премия Русский БукерРадиостанция Эхо МосквыЗАО РКСС
Новости
О премии
Архив
Библиотека
Контакты

Сайт студента РГГУ

Мусина Лариса

Челябинск, ЧелГУ, филологический факультет, 5 курс

Магия обыкновенного, или вслед за тенью степных богов
(Андрей Геласимов. Степные боги)

Затерянная в степях Забайкалья, отдаленная, словно Макондо, от «большого» мира, Разгуляевка открывается читателю с высоты птичьего полета, «от края до края», - роман «Степные боги» будто бы рассказан пролетающими над деревней жаворонками. И отчего люди не летают так, как птицы? Нет-нет, все-таки летают. Стержень поэтики романа – литературная игра – увлекает с первых же строк: автор одаривает читателя парой крыльев, приглашая вместе с жаворонками парить в небе над Разгуляевкой … и над текстом самого романа, легко и невесомо купаться в волнах плавной речи, расцвеченной юмором и философскими сентенциями Петьки Чижова.

Несмотря на то, что время действия романа – август 1945, тема войны приобретает здесь «закадровое» звучание. Также как и свои «литературные одногодки», Ваня Солнцев В. Катаева и Иван В. Богомолова, Петька не представляет своей жизни вне войны («как-то раз даже сильно подрался со своим единственным другом Валеркой из-за того, что тот сказал, будто войн больше не будет»), но в отличие от них, он остается ребенком, лишь только играющим в войну. Киноаллюзией к роману становятся самые светлые кадры из фильма «Иваново детство» А. Тарковского: девочка в кузове грузовика, которой белоголовый мальчик протягивает круглое яблоко, улыбающееся материнское лицо, белые деревья, мчащиеся по сторонам дороги, задумчивые лошади, неторопливо жующие яблоки, рассыпанные по влажному от дождя песку…

Динамика духовной жизни главного героя (Петька – это alter ego самого рассказчика, в сущности, он олицетворяет то детское, что есть в каждом из нас) соотнесена с постепенным переходом жизнеутверждающего начала из плоскости игры в реальность. Так происходит инициация героя: череда испытаний подводит Петьку к пониманию того, что есть сила физическая – а есть духовная, что есть героизм показной – а есть истинный, что справедливого и несправедливого в жизни поровну, «как воды и картошки в том супе, которым кормила его бабка Дарья».

Ворохом страниц клетчатой тетради, исписанной пленным японцем Хиротаро, открывается в романе проблема диалога времен и культур. Хиротаро живет словно бы уже в царстве мертвых, не надеясь вернуться домой, он пишет для своих сыновей дневник, включая в него историю своего рода, воспоминания о детстве, годах учения в Париже, размышления о любви, дружбе, и даже заметки о целебных травах Забайкалья, - в общем, «всякую всячину». При этом Хиротаро остается верным общечеловеческим ценностям: милосердие и сострадание, верность своему долгу, честность, умение прощать – об этом, в сущности, его дневник. Так случается, что сыновья, к которым Хиротаро обращается из прошлого в будущее, погибают при взрыве атомной бомбы, - и прошлое в один миг удваивается, выталкивая героя в мир живых с единственным знаком памяти – дневником. Письму придается в романе особое культурологическое значение. Сам процесс письма воспринимается как магический ритуал, священнодействие, направленное изменение миропорядка, восстановление справедливости, соединение разорванных связей времен и поколений. Петька по-детски наивно верит в магическую силу начертанных им на бабки Дарьином сеновале слов про Гитлера, и с удивлением отмечает, что каждое нацарапанное слово приближает нашу армию к победе; Хиротаро посредством письма стремится возродить из небытия историю своего рода, благодаря этому и сам возвращается в мир живых, - так в романе реализуется созидающая функция Слова.

Художественное пространство романа предельно расширяется в последней главе. В лучах восходящего солнца перед героями открывается бескрайняя степь, манящая множеством дорог. Происходит чудо: в надежде спасти смертельно больного мальчика, доктор медицины Миянага Хиротаро и русский мальчишка Петька Чижов, словно древние жрецы, исполняют магический ритуальный обряд, превращаясь в тень многорукого бога, убегающую от них самих далеко в степь. Тень – вечный странник, посланный судьбой, чтобы сопровождать нас в жизненном пути. Тень – это попытка всмотреться в неясные очертания грядущего. Таинственный двойник человека, тень открывает перед нами иную, потаенную сущность жизни. Тень – это перекрестье эпох и культур, из которого однажды нужно подняться к солнцу каждому, чтобы обрести себя.
 

оргкомитет Литературной премии "Студенческий Букер" - 2014. Любые вопросы и комментарии принимаются по адресу studbooker@mail.ru