Российский Государственный Гуманитарный УниверситетЛитературная премия Русский БукерРадиостанция Эхо МосквыЗАО РКСС
Новости
О премии
Архив
Библиотека
Контакты

Сайт студента РГГУ

Демидова Дарья

Москва, МГИМО, кафедра английского языка, аспирантура «Германские языки», 1 курс.

О романе Евгения Водолазкина "Лавр"

Выбрав древнерусский контекст, Е. Водолазкин отказывается от «навязчивого этнографизма» исторических романов и делает «Лавра» древнерусским романом. Именно древнерусским, а не стилизованным под Древнюю Русь, древнерусским по философии и психологии героев, которые способны если и не сходу дать, то хотя бы найти ответы на сохраняющие свою актуальность в любое время вечные вопросы. Смерть? Средневековый человек не боится смерти, потому что ее нет: ведь земная жизнь суть долгий путь к настоящей, вечной жизни. Время? Время движется по спирали, совершая «повторение, но на каком-то новом, более высоком уровне». Бог? Бог – не покой, не конечная точка, а направление движения. Впрочем, автор не настаивает на ответах, к которым приходят его герои. События XV века, описанные в романе «Лавр», могли бы произойти и в любое другое время: те же русские люди, те же повседневные радости и горести и те же вечные вопросы. И перед нами – один из возможных вариантов ответа.

При рассмотрении философских вопросов есть опасность уйти в абстракцию и потерять связь с жизнью. Автору «Лавра» удается говорить на высокие темы и при этом не терять той самой связи с жизнью, с насущным: от личной трагедии герой восходит к пониманию истории, времени, Бога. Путь познания Арсения лежит через боль потери и через мучительное осознание собственной слабости – если перефразировать Екклесиаста, во многой печали много мудрости.

Роман написан в жанре жития – истории становления духа героя-святого. В самом начале повествования главный герой – пока что обычный человек, пусть и наделенный особенными способностями, силой исцеления. Да-да, именно силой, которой, однако, не хватит, чтобы защитить свою возлюбленную. И тут уж очень хочется вспомнить еще одного героя, правда румынско-голливудского. В 1462 году Влад Дракула, главный герой фильма «Дракула» 1992 года, теряет свою горячо любимую невесту Элизабету. А в 1464 году Арсений теряет умершую без покаяния Устину. Один отпадет от Бога, другой направит к Нему все помыслы и мольбы. Дальше их пути расходятся, но оба будут преследовать одну цель – обрести покой вместе со своей возлюбленной. Таковы мои личные ассоциации, однако, полагаю, у каждого, кто прочтет эту историю разлученных влюбленных, какие-либо ассоциации обязательно да возникнут. Возможно, кто-то вспомнит Орфея и Эвридику. Или Элоизу и Абеляра. Короче говоря, love never dies. Приятно вновь услышать в отечественной литературе благородное и чистое звучание опошленной в популярной культуре темы великой любви – той, которая одна на миллион.

Интересна синтаксическая организация текста: невыделенная прямая речь сливается с косвенной речью, при этом речь героев лишена индивидуальных особенностей; на протяжении всего романа выдержан единый стиль, сочетающий язык Священного писания с современным сленгом. Текст становится цельной совокупностью различных субъективных мировосприятий, сливающихся в панораму. Интересно, что обычно эффект объемности повествования используется для описания события. Классический пример – Бородинское сражение в «Войне и мире». В «Лавре» же это своеобразное 3D помогает взглянуть на главного героя как глазами других людей, так и его собственными, и узнать, что происходит в душе святого. Арсений-Устин-Амвросий-Лавр не знахарь (знахарь – от слова знать, а «знание не предполагает духовного усилия»), а врач, что от слова врати – заговаривать, разговаривать с Богом. Не зная дороги, он идет через мрак безнадежности за огоньком веры, который в конце романа превращается во всеозаряющий божественный свет. Credo ut intelligam – верую, чтобы понимать.

У романа счастливый конец, хотя и, на мой взгляд, неоднозначный. До нового витка спирали доходят лишь те, кто не перестает верить – Лавр дошел и обрел уверенность в правильности своего пути и покой. Непоправимых вещей нет – Лавр прощен и потому получает возможность искупить свой грех. Искупив, он умирает счастливым. Но искупил ли он грех Устины? Удалось ли главному герою сделать то, ради чего он проделал весь этот путь? Автор оставляет вопрос открытым. Найти ответ каждому читателю должна помочь его вера. Это ведь по сути главная цель романа – пробудить в читателе веру. Большинство современных произведений искусства взывает к разуму и заставляет подумать. «Лавр» заставляет не только подумать, но еще и уверовать, что и делает этот роман особенным.



оргкомитет Литературной премии "Студенческий Букер" - 2014. Любые вопросы и комментарии принимаются по адресу studbooker@mail.ru